+7 (495) 995-76-43
Русский English
ру | en

Меня спасла «Арифметика»

Автор: Вестфалл Маргарита

Кровному сыну Елены Немировской было 10 лет, когда в его жизни появились приемные сестры 2 и 3 лет, Саша и Ева. Впервые Елена задумалась о том, что есть дети, у которых нет родителей, почти 20 лет назад. В роддоме рядом с ней женщина отказалась от ребенка.

«Мой мир перевернулся, я не могла поверить, я не могла забыть. Она просто отказалась, малыш остался один. Эта тема со мной осталась на всю жизнь, с 22 лет.


Я очень хорошо помню, как рассказала сыну о том, что здание, которое мы проезжали, – детский дом. Леня был так впечатлен, проникся настолько, что рассказал в детском саду, что скоро он с мамой заберет кого-то из детского дома.


Потом я вышла замуж второй раз, и вопрос был отложен на время. Мой второй муж был не против усыновления, идею принял, но без энтузиазма. В школу приемных родителей мы пошли вместе. Я хотела девочку, казалось, что будет полегче. Когда документы были готовы и я вставала на учет в разных опеках, мне позвонили из Волгоградской области и рассказали о двух девочках – сестрах. Мы с мужем решили, что я поеду знакомиться.

Саше было 3 годика, она была похожа на куклу – смотрела и моргала. Это все, никакой коммуникации. Еве было 1,7 и ее основной вид деятельности был биться в истерике. И я – одна молчит, вторая орет. Не то чтобы я такого не ожидала, просто непонятно было, как реагировать, что делать и делать ли. Согласие я подписала сразу после знакомства, ничего не екнуло, никаких чувств вообще не было.


Была мысль – девочки, ты хотела девочку, это не магазин.


Сын поддержал, ходил со мной в дом малютки, гулял с девочками. Ева была совсем крошка, она не разговаривала, Саша была настолько закрытая, что просто не общалась с нами. Я посещала девочек 3 месяца, столько времени потребовалось на оформление документов. Было очень тяжело – я разрывалась между этими походами в дом ребенка и семьей».

Леня помнит день, когда девочек наконец забрали домой: «Днем меня дома не было, я пришел вечером, первые трудности начались уже ночью. Ева плакала без остановки, ничего не помогало. Мы не могли спать. 2 недели бесконечного ночного крика. Потом мама решила этот вопрос. Все оказалось просто – Ева успокоилась, когда получила соску». Конечно, тревожность и беспокойство Евы первые дни дома были связаны не только с отсутствием соски, а с множеством других проблем, решением которых занималась мама.

Для Елены самым сложным этапом были первые годы после приема девочек в семью.

«Мы совершили огромную ошибку – быстро отдали их в сад. Поступили так, послушав советов психологов, далеких от темы приемного родительства. Нам сказали, что режим и коллектив понятны детям и это облегчит адаптацию. Это не так – хождение в сад сразу после детского дома задерживает момент осознания ребенком того факта, что у него есть семья.

У меня не было никакой моральной поддержки ни от мужа, ни от семьи. Было тяжело, нереально тяжело. Такая жизнь, где тебе нужно отдавать чувства, эмоции, силы, а взамен ничего не получать, изматывает. Я хотела быть хорошей мамой, я хотела их любить, хотела идеальной семьи. Не получалось. Я стала уставать, становилось только сложнее. Картинка – «в дом придут дети и все будет хорошо» невозможна сразу, ее не стоит ждать, нужно много времени.

Вокруг не было приемных детей, мои девочки отличались, мне не с кем было поговорить об их особенностях, о том, что происходит дома. Муж все время был на работе, приходил вечером и я ему все это рассказывала и ждала поддержки. Но ее не было.


Он ни разу не сказал мне «давай их вернем», но и «сходи погулять, отдохни, я побуду с ними» тоже никогда не звучало. 


Он не готов был меня выдернуть из этого круга, взять на себя часть дел, внимания. Отношения совсем испортились.

А потом муж уехал в Москву и решил не возвращаться. Мы 2 года жили отдельно, в какой-то момент я решилась поехать с детьми в Москву, к нему. Было понятно, что что-то не так, он не хотел, чтобы мы приезжали, начались конфликты между ним и моим сыном. Мне нужно было пополнять ресурсы, заботиться о себе, просить помощи. Я не умела, не знала, как это сделать, куда обратиться, оказалась внутри замкнутого круга. Муж ушел. Сказал, что со мной невозможно находиться и он так больше не может.

Я осталась без квартиры, работы, надежды на будущее. Одна в чужой Москве, с тремя детьми. Я была в таком горе, даже не помню, что говорили девочки, Леня, как они все это переживали. Стала срываться на них, кричала, закрылась, бесконечно винила себя в том, что случилось.

Через несколько месяцев после переезда в Москву у меня зародилась мысль отдать дочек обратно и не мучить ни их, ни себя. Я была в тяжелейшем состоянии, убедила себя в том, что наношу вред своим детям. У меня появилась мысль, что им лучше без меня, лучше без мамы, которая не знает, как жить дальше, которая считает себя неспособной дать им счастливое детство и все то, чего они заслуживают.


Каким-то чудом я отыскала контакты фонда «Арифметика добра», связалась со специалистами, чтобы узнать, как оформить возврат детей в детский дом.


Я не видела другого выхода. Хотела сделать как лучше, как мягче, может быть, сразу в другую, хорошую семью. Самым важным на тот момент было то, что в фонде меня не осудили, не отговаривали, никто не сказал страшную фразу: «Как вы можете?» Со мной спокойно поговорили, предложили составить резюме на дочек, чтобы новым приемным родителям было легче. Попросили написать все, что мои девочки любят, их особенности, подобрать фотографии, максимально подробно рассказать историю их жизни.

Я пришла домой, открыла фотографии и увидела своих девочек – родных, любимых, таких трогательных и доверчивых. Смотрела снимки, плакала и в тот момент поняла, что никогда этого не сделаю. Это был толчок, было то, что стало спасительным кругом, за который я ухватилась. Я вернулась в фонд «Арифметика добра» и сказала: «Помогите мне». Первый раз в жизни я просила о помощи. И мне сказали, что помогут, что это прекрасное решение.


«Арифметика добра» меня спасла. Меня, мою семью, моих девочек, сына. Психологи, сообщество приемных родителей, тренинги.


Мне все открылось само, я поняла, что забывала о своих желаниях. На первой беседе со специалистами я сидела два часа и плакала. Потому что я забыла себя, забыла, что я люблю. Отношения с Леней изменились, он стал моим главным помощником. Я вернулась к активной жизни, к своей жизни.

Я стала одной из первых ведущих групп «Равный равному», моим дочкам 10 и 11 лет, Лёне уже 19. Я получаю вдохновение от того, что делюсь энергией и опытом с другими приемными родителями, помогаю на этом непростом пути не потерять себя и всегда помнить, что ты не один, а рядом есть те, кто на 100% тебя понимают.


В истории почти каждой приемной семьи однажды наступает момент, когда кажется, что сил больше нет. Если помощь не приходит вовремя, с приемным ребёнком может произойти самое страшное — вторичное сиротство, возврат в детский дом.

Психологи фонда «Арифметика добра» оказывают помощь приемным семьям в кризисных ситуациях. Чтобы жизнь целой семьи не зависела от возможности отплатить консультацию, мы помогаем приемным семьям бесплатно. Это возможно благодаря пожертвованиям наших сторонников.

Пожалуйста, поддержите фонд благотворительным пожертвованием, чтобы помощь семьям всегда приходила вовремя.

Ресурсная группа «Равный равному»

ЗАПИСАТЬСЯ В ГРУППУ

Школа ведущих ресурсных групп «Равный равному»

ЗАПИСАТЬСЯ В ШКОЛУ
203 человек собрали:
169668 из 1450000
12 %

ПОМОЧЬ ПРИЕМНЫМ СЕМЬЯМ