+7 (495) 995-76-43
Русский English
ру | en

Женя: «Со мной все время говорили, не иногда, а постоянно»

31.05.2021

«Моя семья для меня – это жизнь, друзья и любовь»

Женя, 20 лет

Я все помню, как попал в детский дом, как опека нас с братьями забирала и возвращала, веря в мамино «исправление». Никакого исправления не происходило и нас снова забирали. Мне было 5 лет и вот тогда нас разделили, меня в один приют, а братьев в другой. Города разные, я остался один.

Мне исполнилось 6 лет и «в подарок» я получил путевку в детский дом. Перед сном я думал:


Да что же такое случилось в моей жизни, почему теперь так плохо и что будет дальше?


В 2008 году мне было 7 лет, меня взяла к себе учительница из интерната, опеку она оформила на свою дочь и ее мужа. Я не знаю, что я такого делал плохого, только через 2 месяца она меня вернула обратно, вопросы я не задавал, воспринимал как должное. Меня вернули туда же и она так же оставалась моей учительницей. Это и помогало пережить и мешало. Я старался не думать об этом тогда.

Еще через год меня взяла к себе ночная воспитательница. У нее уже жил один мальчик, такого же возраста, как я. Через год она меня тоже вернула, мне сказала, что это потому, что у ее мужа болит спина и ей некогда мной заниматься. Но мне потом объяснили, что это потому, что меня захотела взять к себе врач из интерната.

Я уже вообще ничего не понимал, собирал вещи, шел куда говорят. Такого, чтобы хотеть чего-то или не хотеть – не было такого. 

У врача был частный дом и кровная дочка. Меня она взяла как рабочую силу, за скотиной ходить, убирать там, такое. Ее муж меня стал бить, мне исполнилось 10 лет и я убежал от них и попросился больше не ходить в семьи. Бил он меня ногами и руками.

Так прошел еще год, мне было 11. Приехали гости в детский дом и с ними был водитель, он со мной поговорил, поиграл, а через 2-3 недели приехал со своей женой. Моей будущей настоящей мамой.

Они мне сказали, что хотели бы меня спросить, как я отнесусь к тому, что они попробуют оформить на меня опеку. Меня никогда особо не спрашивали ничего, я плечами пожал. А они 6 месяцев делали все эти документы и приехали за мной. Почти в 12 лет я уехал из детского дома.

Было так классно! Я двигался, я все узнавал, со мной разговаривали! Вот, помню, едем и папа мне все показывает, объясняет, и так все время. Со мной все время говорили, не иногда, а постоянно.

Больше всего впечатлило, что с собой в магазин взяли, в огромный, и там тоже все показывали. Я почти сразу понял, что жизнь поменялась. Мне выделили отдельную комнату, время на меня тратили, писать учили, вот тут я бунтовал, а они спокойно так реагировали. Называл их по именам сначала. А потом старшая сестра, их дочка, говорит как-то: «Женя, ты здесь будешь жить долго. Тебе пора называть их родителями».


И я начал их так называть. Мама и Папа.


Родители дали мне главное – любовь. Особенную любовь родителей к ребенку. Без этого нельзя жить. Я тогда был не сильно адекватный. А любовь получил и это меня исправило. Я легче воспринимаю сложности, главное  потому, что у меня есть.

Моя семья для меня – это жизнь, друзья и любовь.


Когда адаптация ребёнка в приемной семье приходится на подростковый возраст, и ребёнку, и родителям особенно нужна помощь специалистов. Члены клуба приёмных семей получают консультации психологов бесплатно, чтобы судьба ребёнка не зависела от возможности родителей оплатить консультацию. Поддерживая фонд благотворительным пожертвованием, вы помогаете приёмным семьям получать своевременную помощь психологов.

ПОМОЧЬ СИРОТАМ

ПОМОЧЬ СИРОТАМ

ПОМОЧЬ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ ПОМОЧЬ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
Помочь детям