+7 (495) 995-76-43
Русский English

«Я всегда знала, что мозги у меня есть!»

«Мне помогли,
это здорово»

Настя – она классная! На таких детей родители не могут нарадоваться с самого их появления на свет: отзывчивая, добрая, честная, и к тому же отличница. Настю ждали, очень любили и готовились к ее появлению в семье. В хорошей, дружной семье. Пока однажды все не поменялось.

Были, конечно, проблемы. Папа выпивал, но при этом работал, никого не обижал. В семье уже был ребенок – сын, брат Насти, Славик. Хороший, послушный мальчишка 12 лет. Когда мама узнала, что она беременна, сказала мужу – или ты прекращаешь пить, или я ухожу. Он остался, закодировался, и, казалось, не вспоминал об алкоголе.

Тренинг

Слава ушел в армию, попал в военно-морской флот, Настя училась во втором классе, ей было 9 лет, родители работали. Обычная жизнь, спокойная и вполне себе счастливая. Но где-то отцу предложили выпить, и в тот раз он отчего-то не устоял. Больше он не останавливался, дома начались скандалы: мама ругалась, взывала к совести, семье. Ничего не действовало.

Ситуация обострилась, когда выяснилось, что дом, где проживала семья, больше им не принадлежит, его продали родственники отца, обманом записав недвижимость на себя, пользуясь ситуацией. Мама Насти, очень сильная женщина, больше всего в тот момент боялась того, что маленькая дочка видит ссоры, расстраивается, плачет. Она приняла решение срочно искать съемное жилье и уйти от мужа. Одна из ближайших подруг женщины работала директором социально-реабилитационного центра для детей, именно туда мама Насти решила поселить дочку на две недели, чтобы найти квартиру и спокойно переехать. Только переезд не состоялся, и мама с дочкой не виделись больше 6 лет. Через несколько дней после этого Настин отец напился и пришел в квартиру к родственникам, где пряталась Татьяна, выяснять отношения. Вел себя грубо, кричал, угрожал. Началась драка. Неудачное падение, удар головой, и Настин отец погиб на месте.


«Мне сообщили родственники. Я не могла в это поверить, понять не могла. Просто все это представить. Мне говорят: «Маму арестовали, будет суд», а я просто слушаю это и ничего не понимаю. Какое-то время ничего не говорили. Позвонить маме было нельзя, никто мне ничего не объяснял, никаких психологов не приглашали. Я ужасно боялась и все равно ждала, что это просто закончится и я поеду домой. Примерно через месяц мне исполнилось 10 лет, и мне сказали друзья мамы, что нужно будет выступать на суде. Объяснили, что пытались привезти Славика, но он был на корабле, и его могли отпустить из армии только через три месяца, а в суде нужны были показания детей. Я плохо это помню. К маме подходить было нельзя, меня спрашивали, был ли папа агрессивным, бил ли нас, угрожал ли. Я отвечала, как могла».


Суд над Татьяной Васильевной длился почти полгода. Приговор – 6 лет, непредумышленное убийство, отбытие наказания в колонии под Вологдой. Никаких звонков, только письма.
Так домашняя девочка, отличница, оказалась в детском доме. Бабушек и дедушек не было, дядь и теть тоже. Брату оставался еще год службы.


«Я все время от них пряталась, в шкафу, в туалете. Меня постоянно искали и ругали. Я не хотела выходить, не хотела никого видеть. Дети там ругались матом, очень сильно отличались от моих бывших одноклассников и все были старше. Мне говорили, что нужно потерпеть и меня брат заберет. Просто повторяли: «Не надо так волноваться». Со мной очень много занимались в детстве, и, несмотря на то, что я почти перестала ходить в школу, с программой все равно справлялась. Такого, чтобы у меня была тройка, не было».


С мамой Настя переписывалась, мама ее поддерживала, как могла. Она ничего не обещала и много не рассказывала, но писала постоянно. В 9-м классе Настя начала заниматься с репетиторами программы «Шанс» от фонда «Арифметика добра», готовиться к сдаче ОГЭ, чтобы пойти в 10-
11 класс и потом поступить в вуз.


«Я всегда знала, что у меня есть мозги, что нужно идти получать высшее образование, а тут такая возможность подготовки и поддержки».


Настя не просто стала заниматься с репетиторами, она стала одной из лучших учениц программы. Всегда собранная, приветливая, с горящими глазами и желанием узнавать новое. Настя стала ездить в летний Кампус (мини-лагерь в Подмосковье для ребят с самыми высокими результатами в учебе), участвовать в тренингах, думать, куда лучше поступить.


«Мы были в летнем лагере, и у меня зазвонил телефон. Это была мама. Она сказала, что вышла, что мы увидимся, когда я вернусь в Сыктывкар. Я и ждала и боялась этой встречи. Я изменилась, она изменилась, я не знала, о чем с ней говорить. А потом мы были в детском доме, и ко мне зашли и говорят: «Там мама к тебе приехала». Я пошла по коридору в комнату, где она сидела. И вот я захожу, а там сидит женщина. Худая и седая. Я смотрела на ее лицо и не узнавала, представляете. Она заговорила, и вот вроде что-то родное, но вообще другая. Было тяжело. Но в принципе быстро наладилось общение».


По закону, Настину маму не лишали родительских прав, поэтому сразу после освобождения она имела право забрать дочь домой. Только дома не было, работы не было, и 6 лет вдали от общества очень сильно изменили Татьяну. Вместе с дочерью они решили, что сейчас главное – маме устроиться, прийти в себя, поправить здоровье, а Насте поступать
в институт из детского дома, не волнуясь о бытовых проблемах. Татьяна написала заявление в органы опеки с просьбой оставить дочь на попечении государства до совершеннолетия в связи с трудной жизненной ситуацией.


«Думала поступать на рекламу. Стала изучать вопрос, смотрела вузы, какой где конкурс, сколько мест для льготников. Я выбирала на всякий случай факультеты без дополнительных экзаменов, в ЕГЭ я была уверенна, а вот к творческим конкурсам не была готова. Узнала про РГСУ, подала туда документы, там было 18 бюджетных мест и 2 из них льготные, по баллам я была третья, и не прошла. Но отчаиваться не стала и подала документы в Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма на факультет Организация работы с молодежью. Я была первая по баллам, мне позвонили и пригласили учиться в Москву. Я сразу согласилась».


Настя приехала в Москву в конце августа 2019 года и отлично показала себя в первые два месяца учебы. Ее поддерживает мама, старший брат и наставница Лена, которую нашел фонд «Арифметика добра». Настя живет в общежитии, учит карту метро и знакомится с большим городом. Эта девочка к своим 18 годам преодолела очень много преград и сделала почти невозможное.


«Мне помогли, это здорово».


Мы много рассказываем о ребятах-учениках программы «Шанс» и хотели на примере Настиной истории, которая повторяет тысячи историй других детей в детских домах, показать, насколько важна поддержка и помощь, когда неожиданно остаешься один на один с реальностью в самом нежном возрасте.


По результатам прошлого учебного года 206 детей-учеников программы «Шанс» поступили в ссузы после 9 класса, а 19 детей поступили в вузы. 6 из них стали студентами московских учебных заведений. Спасибо за эти успехи, каждому, кто поддерживал нашу программу все это время.


В прошлом году вы собрали для Настиных занятий по химии и русскому языку 39 810 рублей, и девочка получила полные годовые курсы по этим предметам.

В этом году Настя продолжает заниматься в программе: она дважды в неделю учит английский с учителем «Шанса», а мы открываем новый сбор.

Присоединяйся! Оформив небольшое ежемесячное пожертвование в 100-200 рублей, ты делаешь подарок ребенку, который будет с ним всю его жизнь – образование и уверенность в себе.

ПОМОГАЕМ СИРОТАМ

ПОМОГАЕМ
СИРОТАМ

ПОМОГАЕМ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ ПОМОГАЕМ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
Помочь Насте
MasterCard VISA МИР