+7 (495) 995-76-43
Русский English

Больше не считаю ее матерью

07.08.2020

«Главное – поступить в вуз и быть сильной. Здорово, что с этим помогают, одному не справиться».

Мама Дианы попала в детский дом примерно в том же возрасте, что и ее старшая дочь. Почему она повторила сценарий своей жизни и позволила дочкам воспитываться без матери, неизвестно, но это в очередной раз доказывает, что справиться со сложностями гораздо труднее, имея за спиной опыт жизни в приюте.

Диана рассказывает о своей жизни спокойно, без эмоций, соблюдая хронологию событий и делая выводы. «У моей мамы 6 сестер и 1 брат, большая семья, но не самая благополучная. Мы все жили рядом в родном городе, из-за этого все и случилось. Воспитывалась я в полной семье, мы жили с мамой и папой. Я и сестра ходили в парк развлечений, по магазинам, нам покупали красивую одежду, вкусняшки. Нам было очень хорошо всем вместе. А потом мама стала пить. Отец ругался, начались постоянные скандалы дома. Мне было около 5 лет, сестре 3. Тогда нас забрали из семьи в первый раз. На тот момент мама пила уже около года, понятно, что заниматься нами она не могла. Папа работал, пытался повлиять, но приходили мамины сестры, и все начиналось снова. Тогда нас смогли забрать, мы вернулись домой достаточно быстро. Но в итоге все равно дошло до детского дома».

У родителей Дианы большая разница в возрасте – 20 лет. Сейчас маме Дианы 33 года, отцу 53. К моменту, когда органы опеки забрали обеих дочек в детский дом, они прожили вместе 14 лет.

«В 7 я пошла в школу. Было не сложно, мне нравилось учиться, в школе было лучше, чем дома. Бывали тройки, помню мама сильно ругала и заставляла учить таблицу умножения, больше не помню, чтобы она со мной занималась. Я получала 4 и 5, доучилась до третьего класса, а в 4-й уже пошла из приюта. Мне было 9 лет, дома был очередной скандал. Отец пытался выгнать мамину сестру из нашей квартиры, он ее сильно ударил. Уйти в итоге пришлось папе. Больше он не возвращался, хотя мы постоянно виделись. Мама продолжала пить, мы были все время одни. Однажды приехала полиция, мы были дома, нас забрали и отвезли в больницу. Мне было 10 лет. После больницы перевели в приют, там мы прожили целых 9 месяцев, оттуда уже в детский дом. Был 2016 год, ровно 4 года прошло.

Мама приезжала, папа тоже. Мама говорила все время, что пытается восстановиться в правах, но она не пыталась. Папа пытался нас забрать, ему не давали. Он привозил подарки, видеться нам никто не запрещал. Я много плакала в самом начале, скучала по маме. Я общалась с ней еще два года, а потом поняла, что больше не люблю ее, больше не считаю ее матерью. Мы не общаемся с 2018 года.

Первые впечатления от детского дома были тягостные, но это у всех так, это нормально. Сейчас мне здесь хорошо, есть друзья, поездки в лагеря. Нам дают выбор, куда ехать, что делать. Право выбора меня радует, мне нравится, что я могу делать то, что мне интересно, что я люблю.

В 4-м классе за мной никто не следил, я ходила в школу, но всем было все равно, что я там делаю, как учусь. Училась я ужасно, вообще на все забила, просто ходила в школу и просто получала плохие оценки. Я вставала и ходила по классу, ругалась матом, прямо при учителях. Мне стыдно за это. Стыдно вспоминать, думать об этом. Но это был приют, все только случилось. Хотя это все равно плохое оправдание. Я горжусь тем, что смогла исправиться, изменить отношение к учебе.

В программу «Шанс» я попала год назад, увидела, как в детском доме занимаются старшие ребята, и тоже захотела. Я учу с репетиторами английский и физику, самые сложные для меня предметы. Мне хочется самой переводить, читать, по физике разбираться, я сама не справляюсь.

Я мечтаю поступить в Архангельск на актерское мастерство, мечтаю сыграть какую-то роль в кино, мечтаю стать хорошим человеком. Я понимаю, что нужно расти в семье, это правильно и много дает. Но в приемную семью не хочу. Мне предложили уйти в семью, я была в 7-м классе. Хорошие люди, но готовы были только на меня одну, без сестры. Как я могла согласиться? Как могла оставить ее? Сейчас я много думаю об этом, что все разы меня хотели взять одну, а я не соглашалась на то чтобы нас разъединили. А недавно хотели забрать ее. Тоже одну, без меня. И она хотела. Это меня так обидело, ранило. Она хотела уйти без меня. И я не дала согласия на ее устройство в семью, мне уже 14 и я должна была написать, что я не против.

Мы много ссоримся, но расставаться вот так я была не готова. Было обидно, что она думала по-другому. Важно общаться с кем-то кому доверяешь, кому можно открыться, рассказывать все. У меня есть любимый воспитатель – Татьяна Адреевна. Человек, который поддерживает меня, та, к кому я обращаюсь за помощью. У каждого ребенка должен быть взрослый, которого он не боится.

Я люблю когда мне что-то рассказывают, смотрю фильмы, сериалы. Ценю заботу и доброту: как общаться с кем-то, если он злой? Мне важно быть откровенной, я люблю прямолинейность, честность.

О своей матери я не слышала 2 года, с сестрой она тоже поссорилась и заблокировала ее в контакте. Занесла дочь в черный список. Что о ней говорить?

Я стараюсь думать о будущем, получать удовольствие от настоящего и не вспоминать прошлое. У меня впереди еще много всего важного. Главное — поступить в вуз и быть сильной. Здорово, что с этим помогают, одному не справиться».

Для оплаты занятий Дианы с репетиторами в следующем учебном году нам необходимо собрать 107 000 рублей — во столько в среднем обходится участие в программе одного ребёнка. Любое пожертвование поможет нам приблизиться сумме, которая необходима для того, чтобы в выпускном классе Диана не осталась без поддержки репетиторов.

*Собранные средства пойдут на оплату уроков для Дианы и других детей из её детского дома

Поддержать Диану
MasterCard VISA МИР