+7 (495) 995-76-43
Русский English

Арифметика добра & Meduza: Хочу помогать сиротам. Что я могу сделать?

15.01.2019

В России 48 000 сирот. Им нужно помочь. Есть варианты.

Источник: Мeduza

Да, один человек вряд ли справится с этой задачей. Сейчас в российской федеральной базе — почти 48 тысяч анкет детей, которые по разным причинам остались без попечения родителей. Всего в нашей стране работает больше 1,3 тысячи организаций для сирот. Это не только детские дома, но также образовательные и медицинские учреждения, благотворительные организации. Эти карточки мы написали с фондом «Арифметика добра» — он помогает сиротам найти семью, получить образование и подготовиться к взрослой жизни.

2

Как часто сироты находят новых родителей?

Сейчас чаще, чем когда-либо. По данным министерства просвещения, число детей-сирот в стране рекордно снизилось, нынешний показатель — самый низкий в новой истории России. Например, в 2008 году в нашей стране было больше 115 тысяч таких детей, а в 2013 году — больше 68 тысяч. Согласно официальной статистике, сейчас на учете в органах опеки и попечительства стоят больше 27 тысяч семей — эти люди готовы стать приемными родителями или опекунами. Но чаще всего из детских домов забирают малышей. И чем старше ребенок, тем меньше у него шансов обрести новую семью. Поэтому около 80% детей в системе — подростки.

3

Знаю, что к Новому году детские дома засыпают подарками, многим даже дарят айфоны!

Действительно, воспитанники детских домов получают подарки, потому что это самый популярный (и простой) способ поддержать сирот. Но в фонде «Арифметика добра» считают, что в большом количестве подарки вредны, так как формируют у ребенка «психологию иждивенца». Обычно это происходит так: ребенок все время получает подарки от разных незнакомых людей, начинает принимать их как должное и считать, что окружающие всегда будут дарить ему ценные вещи просто так. Однако во взрослой жизни так не бывает. Поэтому слишком большое количество подарков может со временем привести к дезадаптации — состоянию, когда человек утратил способность приспосабливаться к жизни, считает, что ему все вокруг должны, и ничего не умеет делать сам. Минусы есть и у сезонных наездов волонтеров в детские дома. В жизни детей мелькают разные люди, а по-настоящему доверительных отношений может ни с кем не сложиться, потому что волонтеры все время меняются.

4

Доверительные отношения могут складываться и со сверстниками. Зачем для этого взрослые?

Каждому воспитаннику детского дома нужен проводник во взрослый мир — человек, на которого можно ориентироваться, который выслушает и даст совет. Это называется «значимый взрослый». В семьях эту роль выполняют родители. Своим примером они учат ребенка выражать эмоции, принимать решения и быть ответственным. Но у детей-сирот родителей нет, поэтому значимый взрослый необходим.

В фонде «Арифметика добра» считают, что у многих воспитанников детских домов в той или иной степени есть расстройство привязанности. Это когда ребенок эмоционально не привязан ни к родителям, ни к тем, кто их замещает. Расстройство привязанности проявляется по-разному: например, ребенок может стать подавленным, замкнутым и апатичным. Или наоборот — слишком общительным и доверчивым, все время привлекать к себе внимание окружающих, в том числе незнакомых людей. Еще дети с расстройством привязанности иногда становятся агрессивными — к окружающим или даже к себе. И в будущем таким детям может быть сложно адаптироваться к жизни.

5

Что значит — сложно адаптироваться? Сиротам дают квартиры, принимают в вузы на льготных условиях. Разве они этим не пользуются?

Все гораздо сложнее. По статистике за 2016 год, в вузы поступают не больше 5% выпускников детских домов. Для сравнения — среди всех одиннадцатиклассников в целом в 2016 году таких было 72%. Что касается квартир, то их действительно выдают, но многие сироты предпочитают сдавать жилье и селиться большой компанией в одном месте. Причем зачастую не только из-за денег, а еще и потому, что не умеют жить самостоятельно: покупать продукты, готовить, планировать личный бюджет, стирать, вести хозяйство, платить за квартиру, искать работу и многое другое. Обычно обо всем этом ребенку рассказывают родители, подают пример, советуют и помогают учиться на собственных ошибках. Но ребенок-сирота — один, и после выпуска из детского дома он погружается в реальность, о которой мало что знает. С получением профессии тоже сложно: многие выпускники детских домов идут учиться в колледжи по инерции, потому что не знают, чего хотят от жизни.

6

Так как я в итоге могу помочь?

Лучшее, что можно сделать, — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей и значимым взрослым. Есть три варианта: усыновление, опека и приемная семья. Если очень коротко, то усыновленный ребенок получает все права кровного и новые документы, при этом он теряет возможность поддерживать контакт с биологическими родителями (если приемные не захотят обратного). В двух других случаях ребенок сохраняет статус оставшегося без попечения родителей, может общаться с кровными родственниками и пользоваться льготами, которые полагаются сиротам.

7

А какие есть еще варианты?

Вы можете помочь деньгами. Например, оформить регулярный платеж — это можно сделать в банковском приложении или на сайтах фондов. Такие пожертвования помогают благотворительным организациям доводить начатые проекты до конца. В фонде «Арифметика добра» говорят, что даже небольшая сумма, которая приходит регулярно, может принести гораздо больше пользы, чем импульсивная щедрость. Проверенные фонды перечислены, например, здесь.

У фонда «Арифметика добра» (его можно поддержать здесь) есть несколько программ. Это, например, онлайн-курсы «Шанс» и клуб для потенциальных приемных родителей «Азбука приемной семьи». Один из важнейших проектов фонда — программа «Наставники». С ее помощью для детей-сирот находят тех самых значимых взрослых.

8

Что делает наставник?

Регулярно общается с ребенком, поддерживает его в трудных ситуациях, дает советы, помогает определиться с жизненным выбором, знакомит с окружающим миром, слушает, когда это необходимо. Наставник — это не родитель и не опекун. Это взрослый и ответственный друг.

9

Как понять, что я гожусь в наставники?

Прежде всего, вы должны быть старше 25 лет. Также у вас не должно быть судимостей, алкогольной и наркотической зависимостей, психических заболеваний и детей, прав на которых вы лишились. Важно понимать, что наставничество потребует много времени и сил, это большая ответственность. Придется постоянно быть на связи и встречаться с подопечным не реже чем два раза в месяц, в течение как минимум года. Лучше оценить свои возможности заранее и, если вы не уверены, в наставники не идти. Потому что если в процессе вы поймете, что не справляетесь, и откажетесь быть наставником ребенка, это нанесет ему серьезную травму.

10

Решено — хочу стать наставником. С чего начать?

Первым делом заполните анкету. Если по всем формальным признакам вы подходите, вас пригласят на обучение в «Арифметику добра». Оно длится шесть недель, занятия проходят в Москве по выходным. С кандидатами в наставники занимаются психологи и педагоги. Многие отсеиваются как раз на этом этапе. Пока кандидат учится, ему подбирают воспитанника, чем-то похожего на него — по мировоззрению и темпераменту. Так больше шансов, что взрослый и ребенок найдут общий язык. Потом с наставником заключают договор и ставят цель: например, помочь подростку поступить в вуз. После этого наставник и подопечный начинают общаться, а процесс контролирует куратор. Если в отношениях назревает конфликт, психологи фонда приходят на помощь и помогают разрешить его.