+7 (495) 995-76-43
Русский English
ру | en

«У меня большая семья, все живы»: история Кати Фроловой, выпускницы детского дома

16.09.2022

Автор: Александра Мильто

Блицопрос:

— Книга или фильм?
— Книга.
— Правая нога или левая?
— Левая.
— Кошки или собаки?
— Собаки.
— Месси или Роналду?
— Роналду.
— Сладкое или солёное?
— Ни то, ни другое.

Катю Фролову в родном Ижевске узнают на улицах. Незнакомые люди подходят и говорят, что восхищаются её успехом. Есть у талантливой футболистки Кати поклонники и в других городах — в Москве, где она играла за женскую команду «Локомотив», в Краснодаре, где играет сейчас за кубанский клуб. Такой успех — редкость для ребёнка, которого оставили в подъезде в младенчестве и вырастили в детском доме.

Мы договорились об интервью за неделю — у профессиональной спортсменки плотный график, выезды с командой на игры. Созвонились с Катей сразу после тренировки, по пути домой. Голос — бодрый, настрой — решительный.

«Для “Арифметики” мне никогда не сложно», — говорит Катя и начинает свой рассказ.

О детстве и чувстве вины

«Я думала, такое только в фильмах бывает. Мама меня родила и поняла, что не сможет содержать, воспитывать. Я только недавно на свет появилась, кажется, и трёх месяцев не было, когда она меня закутала и оставила в подъезде. Органы опеки забрали в дом малютки, лишили родителей прав, и с того времени я скиталась из одного детского дома в другой.

К счастью или к сожалению, у меня большая семья, все живы: мама с папой до сих пор вместе живут, есть бабушка, другие родственники. Я с ними связь поддерживаю, но близких отношений не хочу: у них своя жизнь, у меня — своя. Сейчас они говорят, что были где-то рядом всегда, в дом малютки приходили. Помню, что бабушка навещала, а родители — нет, не помню. Всё плохое каким-то прекрасным образом уходит из памяти.


Когда обо мне заговорили в Ижевске, когда появилась известность, вдруг появились и родные: “Мы тут, Катюша, мы твоя семья, мы тебя любим”.


Потом какие-то требования возникли. Мама пытается во мне пробудить чувство вины: она ко мне приходила, а я неблагодарная. Считаю, это неправильно. Идите своей дорогой, а я пойду своей.

О том, почему от меня отказались, мы никогда не говорим, это закрытая тема. Возможно, сейчас им стыдно за то, что я росла в детском доме. Тема настолько неприятная, что мы стараемся её не касаться при редких встречах. Я повзрослела, сильно от семьи отдалилась. Не хочу связь совсем прерывать — это мои корни, но и встречаться не хочется.

Несмотря на то, что я росла в детском доме, я очень предана своей семье и в другую не смогла бы пойти. У меня есть мама, какой бы она ни была, она меня родила. Может, я так рассуждаю потому что не было возможности уйти в приёмную семью? Даже разговоров не было об этом, никогда не звали. Наверное, я сама себя утешаю, говоря “у меня есть родители, я их не буду предавать”. А если бы предложили, воспользовалась бы шансом».

Об учёбе

«Помню, что учиться мне в детстве максимально не хотелось: уроки пропускала, никаких усилий не прилагала. Было тяжело: мне хотелось играть в футбол, а не сидеть за партой. Одноклассникам, как и мне, до учёбы не было дела. Учителям было всё равно, учусь я или нет, уроки вели для галочки. Мне говорили, что мой удел — стать швеёй или уборщицей.

Потом меня перевели в новый детский дом, где было совершенно другое отношение педагогов к детям — нас старались научить, в нас вкладывались. Там я познакомилась с “Арифметикой добра”. Однажды мне сказали: “Катя, хочешь пойти на тренинг?” Так всё и началось: я пришла на тренинг и увидела, что можно жить совсем по-другому. Сразу записалась на уроки, постаралась взять всего и побольше: русский, математику, биологию, английский, географию — всё было интересным, нужным, важным.


Для меня жизнь разделилась на “до” и “после” программы “Шанс”.


С 7 по 9 класс я занималась в программе. Было трудно совмещать школу, репетиторов, тренировки, но я понимала, что надо потерпеть. К школьным занятиям у меня отношение поменялось: раньше всегда за последней партой сидела, а теперь стала садиться за первую и умничать, что-то рассказывать, хвалиться, что занимаюсь дополнительно.

Я к тому времени давно знала, что свяжу свою жизнь со спортом, но понимала, что образование откроет передо мной ещё множество дверей. Я хотела играть с лучшими и общаться с ними на одном уровне, на одном языке говорить, а значит, надо было заниматься.


“Зачем тебе этот футбол, он тебя не прокормит, лучше учись”, — так говорили и воспитатели, и учителя. Но я решила: я и там, и тут преуспею!


На первом месте был спорт, но потом — уроки. Хотелось поступить в колледж и стать педагогом, работать с детьми, преподавать физкультуру. В 17 лет я заключила первый профессиональный контракт и после года учёбы в колледже переехала в Москву, чтобы играть за “Локомотив”. Сейчас играю и живу в Краснодаре, здесь и окончила колледж».

О детских домах и вредных привычках

«Я жила в разных детских домах, знаю, как там было и как сейчас. В последнем, где я жила, был “Шанс”. Ребята оттуда выпустились, учатся, работают, не пустили свою жизнь под откос. В первом, там всё печально: многие сидят, кого-то уже нет в живых, кто-то еле вытягивает. Эти ребята смирились, плывут по течению. Им говорили, что они ничего не смогут, они верили и сдавались. Привыкли на всём готовом, что все им обязаны. Общаюсь с одним выпускником оттуда, а у него все разговоры — о детском доме, о том, как там нас одевали-обували, кормили, как можно был напортачить, и всё сойдёт с рук. А сейчас за свои поступки приходится отвечать. Многие просят помощи, денег. Я помогала, но так не может продолжаться постоянно.

Мои ровесники рано начинали пить, курить, употреблять запрещённые вещества. Я с ними время проводила, но никогда не принимала ничего. Сказала, что не буду, значит, не буду. У меня всегда было понимание, что я хочу заниматься спортом. Давления со стороны других детей не было.


Один мальчик ещё в детском доме краску нюхал, в прошлом году умер от передоза.


Если бы у них были значимые взрослые, они б так печально не закончили. У меня были такие люди».

О поддержке и равнодушии

«Мне повезло — в моей жизни было много людей, которые помогали. Директор последнего детского дома, где я жила, приходила на все турниры, матчи, поддерживала, радовалась и грустила вместе с нами. Она мне звонила регулярно, спрашивала, беспокоилась. До сих пор звонит, других ребят тоже не забывает. Такого директора я больше не встречала, в предыдущем детском доме отношение было «вас сюда сдали родители-алкаши, а мы с вами возимся». Там всем было всё равно: обуты, одеты, накормлены — большего не надо.

Ещё были педагоги, кураторы и тренеры “Арифметики добра”. Они переживали и хотели, чтоб у меня всё получилось, были заинтересованы во мне, в моих успехах.

В колледже тоже шли навстречу — я ведь уже была профессиональной спортсменкой, на первое место ставила работу, футбол. Преподаватели поддерживали, пригодилось умение договариваться, общаться. Всё то, чему учили на тренингах “Шанса”.

Хорошо помню одну историю. Мне было 14 лет, мы поехали в Екатеринбург на соревнования. Заехали в гостиницу, там нам дают бланки — заполняйте. А я не знала, что такое серия и номер паспорта! Спросить у девчонок было стыдно, позвонить некому. Когда все ушли, я пошла втихушку на ресепшен: извините, не могу заполнить, помогите. Когда вернулась в детский дом, всё рассказала педагогу, она объяснила. Это очень ценно — когда есть у кого спросить.

К нам в мой последний детский дом каждые выходные приезжали волонтёры, не разные, а всегда одни и те же ребята. Они готовили с нами, развивали нас, английским занимались, рисовали. Это было круто, у нас возникли прочные связи, с некоторыми я до сих пор дружу. Они за меня очень радуются, что учусь, играю, что не свернула не в ту сторону и что они тоже причастны к этому. А ведь могли просто привозить подарки.

С этими подарками было много нехороших историй в предыдущем детском доме — их выбрасывали, продавали, даже до полиции доходило. Помню конфеты — их так много, что мальчишки начинают кидаться в урну — соревнование, кто попадёт. Смывали конфеты в унитаз, потому что не знали, что с ними делать, когда есть уже не хотелось. Волонтёры считают, что подарили подарок — осчастливили ребёнка, но это большое заблуждение. Взаимодействие с людьми, а не подарки, — вот что нужно воспитанникам “детского”. Эти подарки дети воспринимают как должное, в жизни с такими установками трудно».

Ещё раз об учёбе и Кате из будущего

«В детском доме мне говорили: “Выше головы не прыгнешь. Какой из тебя педагог?” Когда окончила колледж, преподаватель, с которым я подружилась, сказала, что надо дальше учиться. А я только на четвёртом курсе колледжа осознала, что у меня получилось, и вдруг — ещё в университет можно. Смогу ли я? Это же как в космос, что-то нереальное.

Но начала готовиться к поступлению на специальность “Физкультурное-оздоровительные технологии”. Позвонила директору “Арифметики” Наиле, руководителю программы “Шанс” Тане Николаевой. Они нашли педагогов, с которыми я занималась раньше, и те с удовольствием согласились снова со мной позаниматься: “Катюша, ты лучик солнца, наш чемпион, мы только за!” В неделю по 3-4 занятия по биологии и по русскому было. Подготовилась, экзамены, тестирование по физкультуре, всё хорошо сдала, собеседование прошла и сейчас зачислена на бюджет.

Не сразу смогла осознать: я — и в университете! Сегодня школьные учителя мне говорят: “Кать, честно, никогда не верили, что из тебя что-то выйдет”. Опыт их работы доказывает, что выпускники детских домов не добиваются успеха.


О моих мечтах нельзя было даже говорить в детском доме — смеялись. Но я не опускала руки. Старалась прыгнуть выше головы.


Катя на 10 лет старше, какой я её вижу, окончила университет, играет в любимую игру, радует болельщиков, несёт добро в мир, меняет отношение общества к детям-сиротам. Проживает свою счастливую жизнь и наслаждается результатом своих трудов».


Воспитанники детских домов редко преуспевают в жизни. Их истории, такие похожие одна на другую, обычно имеют и схожий финал: в лучшем случае — нелюбимая работа, неумение создать семью, неприкаянность и отсутствие жизненных перспектив; в худшем — наркомания, алкоголизм, тюрьма, проституция, суицид. От этих страшных сценариев не спасают привезённые спонсорами под новый год подарки.

История Кати доказывает, что бывает и по-другому: можно встретить значимого взрослого, найти неравнодушное окружение, получить хорошее образование и преуспеть в жизни. В программе «Шанс» — сотни участников, делая благотворительное пожертвование, вы помогаете кому-то из них прожить свою жизнь наперекор статистике.

Помогаем сиротам

Помогаем
сиротам

Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
Помочь детям