+7 (495) 995-76-43
Русский English

Марго и Рита

08.07.2020

Автор: Вестфалл Рита

«Мне было лет 10, может, 12, и мы с папой ездили купаться на речку. Место было довольно тихое, людей мало, и вот туда привозили детей из детских домов. Группу с воспитателем. Прошло почти 30 лет, но я до сих пор помню, какое сильное впечатление на меня произвели те дети: они были все такие одинаковые. Девочки в жутких купальниках не по-размеру, коротко стриженные, мальчики в обычных трусах, все худые. Я не знаю, как поняла, что они из детского дома. Кажется, спросила папу, почему они все с одной мамой. Я запомнила сильнее всего гнетущее чувство, которое испытала рядом с ними – чувство их НЕ счастья. Мы с папой брали с собой настольные игры, и они смотрели, как мы играли, хотели тоже поиграть. И я была не против взаимодействия, но рядом было тяжело, такие другие дети. А потом, лет в 18, я уже четко знала: у меня будет приемный ребенок».

Мария и Аксел познакомились, когда у Марии уже была дочка от первого брака – 9-летняя Даша. Через два года совместной жизни родилась Марго, параллельно Мария начала свой бизнес и вернулась к мыслям о приемном ребенке. В Инстаграме набирали популярность мамы-блогеры, первые приемные мамы, которые делились своими историями и показывали, что приемное родительство очень даже реально. Аксел поддержал, старшая дочка тоже. Даше было уже 15 лет, она росла большим гуманистом и до этого не раз слышала истории о приемных детях.

Рита, приёмная дочка Марии и Аксела

«Марго было 3,5 года, когда мы получили заключение о возможности быть усыновителями. В заявлении пол не указывали, возраст поставили вообще от 0 до 12 лет, но, конечно, как многие, хотели здоровенькую малышку до 3-х лет. Я стала искать девочек по базе усыновите.ру. И после просмотра большого количества анкет поставила в фильтрах год и месяц рождения своей младшей дочери. Открылась страница поиска и я не могла поверить своим глазам: на меня смотрела с фотографии девочка Маргарита с первой буквой фамилии как у нас. Отец – прочерк, мать – лишение прав. Маргарита Б. Март 2014 года, как и наша дочка. Я стала звонить в Ставропольский край. Таких совпадений просто так не бывает. Эту же фразу сказал мой муж, когда я отправила ему фото.

А дальше началась борьба, даже война, в которой мы выиграли, потратив много сил и нервов. Региональный оператор, услышав, о каком ребенке я спрашиваю, коротко сказала мне:


«Забудьте об этой девочке, там бабушка судится и мать восстанавливается, вам ее не дадут».


Мы с мужем сразу обратились к юристу и нам сказали: «Летите и берите направление, никакой веры на слово, ребенок в базе, вам не могут отказывать». И мы полетели.

В кабинете сидела та самая женщина, которая просила меня забыть о девочке, у нас состоялся такой разговор:
– Я вам звонила по поводу Маргариты 2014 года.
– Я же вам сказала – нет.
– А мы хотим написать заявление с просьбой о выдаче направления.
– Ну, пишите.

Мы встали на учет, написали заявление и нам по почте пришел отказ с формулировкой, что за ребенка в суде борется бабушка. С этим отказом мы опять обратились к юристам, нам объяснили, что отказ не правомерен и нужно снова просить направление на знакомство, указав, что мы в курсе ситуации с кровными родственниками. Мы прилетели на 5 часов, написали заявление и улетели. Пришел второй отказ. Я понимаю, что на этом этапе многие бы отказались, но я чувствовала, что происходит что-то странное. Нам давали противоречивую информацию, из которой следовало, что бабушка злоупотребляет спиртными напитками, мама давно лишена прав, и при этом почему-то забрать ребенка в семью ну никак нельзя.

Марго и Рита

В Москве с помощью адвоката мы составили заявления в прокуратуру и органы опеки и полетели в Ставропольский край в 3-й раз. На тот момент мы уже знали, что Рита не в приюте, а в замещающей семье, там есть именно замещающие семьи, профессиональные, где живет ребенок до устройства в семью. Только, как мы поняли позже, по планам не в нашу. Система устройства в семью маленьких здоровых детей без потенциальных опекунов из кровных родственников работала в Ставропольском крае «на ура». Ребенка изымали из семьи, помещали в замещающую семью и ждали кандидатов, которые смогут достойно отблагодарить всех участников операции. Мы к таким не относились и вообще появились не вовремя.

Во время третьего визита, на этот раз в опеке Риты, мы встретили специалистов, которые сказали нам прямо: «Мы тут ничего не решаем, вам к начальнице». Первый раз мы прилетели в конце октября, а на дворе уже был декабрь. Начальница была на новогодних елках для детей из детских домов. Мы ждали ее 2,5 часа. Показали заявления в прокуратуру и сказали, что если не получим направление на знакомство с ребенком, оно попадет по месту назначения. В момент нам было выдано направление. И на следующий день мы поехали знакомиться с Ритой. Всю историю дочки мы узнали позже, поняв, что выбивали законное направление практически из рук мафии, которая поставила все на поток. Достаточно было посмотреть на иномарки сотрудников опеки маленького провинциального городка.

Риту привезли на знакомство с нами в приют. Она плохо себя чувствовала, какой-то вирус, ей надели маску на лицо. Часа 1,5 она молчала. Директор приюта дала нам в распоряжение свой кабинет и 3 часа времени. С нами была наша Марго, которая очень чутко встретила Риту, и вообще вела себя потрясающе терпеливо. Аксел, мой муж, понюхал ее и сказал мне на ухо: «Ребенком пахнет». Она стеснялась, была такая маленькая, хотя они с нашей Марго ровесницы. Мы сказали однозначное да, когда вышли из кабинета и попрощались. Поехали в опеку, начальница сказала, что отдаст ребенка после окончательного решения суда и пообещала, что бабушка не выиграет, что у нее нет шансов, так как она алкоголичка. Мы поверили и улетели. Бабушка не выиграла, только совсем по другой причине.

Девочки с родителями

После январских праздников мы прилетели в Ставрополь в 4-й, последний раз, чтобы забрать домой дочку. Мы спешили на самолет, мне было принципиально переодеть ее в одежду, которую я для нее купила, это был такой важный для меня момент. Мы почти опоздали, но в итоге попали на рейс. Я была так вымотана, ничего уже не понимала, даже не радовалась. Дома сразу легли спать.

А утром я проснулась и подумала: «Боже, что я натворила?».

Следующие несколько дней я не могла есть, не могла спать, находилась в ступоре. Дашу, старшую, накрыло через полгода, но мы говорили обо всем, она делилась своими чувствами, не боялась рассказывать близким, а это всегда помогает. Марго первое время повторяла, что раньше было лучше.

Только через год произошло полное принятие, наша семейная система перестроилась и приняла нового члена семьи.

Из опеки позвонили недели через три после того, как мы прилетели домой, и попросили разрешения дать мой телефон бабушке Риты. Я сказала, что позвоню ей сама. Сразу, как я представилась, она кинулась на меня с вопросом «на органы ли мы забрали ее девочку». Говорила очень плохо, была настроена враждебно. Я сказала ей, что если ей так интересно, что с ее внучкой и она так волнуется о том, какие мы люди, она может приехать и сама посмотреть. Говорила я это уверенная в том, что говорю с пьющим человеком, который, разумеется, не приедет. А она прилетела через 5 недель. Мы решили, что если что-то пойдет не так, в тот же день ее отправим за свой счет обратно. Она прилетела в 5 утра, мой муж ее встретил и они приехали. Я увидела в дверях опрятно одетую, очень приятную пожилую женщину. Я сходила разбудить Риту и сказала ей: «К тебе бабушка приехала». Как она побежала! Как кинулась к ней! Я рыдала, бабушка рыдала. Потом сели говорить. И я узнала, что же случилось в жизни теперь уже моей девочки.

Вся семья в сборе

Рита родилась, когда у ее матери уже был ребенок – 7 летний сын. На материнский капитал они с отцом Риты сразу же купили комнату в общаге и там начали пить. Первый муж сразу же забрал к себе сына, а бабушка забрала месячную Риту. Ей позвонили соседи и сказали: «Забирай малышку, иначе ей здесь конец». Только через 2,5 года воспитания внучки бабушка обратилась в органы опеки, чтобы оформить официальные выплаты и лишить мать Риты родительских прав. Бабушке дали опеку, мать была лишена прав за одно слушание.

Но ровно через год, когда Рите было 3,5, приехала машина. В этот день были похороны дальнего родственника, бабушка отдыхала в комнате, Рита была рядом. Сотрудницы опеки попросили бабушку принести документы для оформления акта-обследования, когда бабушка вернулась из соседней комнаты, внучки уже не было.

«Ее просто схватили и увезли», – рассказала бабушка. К внучке Рите бабушку, которая растила ее с рождения, пустили только через 2 месяца. Был составлен акт, что бабушка пьет, ребенок не получает ухода. Все суды бабушка проигрывала, приходили свидетели, которые утверждали, что во время изъятия ребенка бабушка лежала на полу раздетая и была в состоянии сильного алкогольного опьянения. Окончательное решение суда было лишить права опеки над внучкой».

Рита с мамой Марией

После того, как Аксел и Мария узнали историю Риты, они стали поддерживать постоянную связь с ее бабушкой. «Это человек, который каждое утро, каждое, присылает нам пожелания здоровья и хорошего дня. Соления, варенье, все, что только можно. И благодарит, столько благодарит. Раз в несколько месяцев она прилетает в гости и обязательно останавливается у нас, говорит, что кроме нас у нее никого нет. И рада, что все так вышло, в родном городе Риту бы не ждало ничего хорошего, и бабушка очень рада, что теперь она не должна быть мамой для внучки, а может только баловать и радоваться успехам». А бабушку, кстати, тоже зовут Мария.

Мария сформулировала основные тезисы, которыми бы хотела поделиться с будущими и состоявшимися приемными родителями:

  1. Прежде чем совершать этот шаг – подумайте. Очень хорошо подумайте.
  2. Если вы уверены в своими решении – идите до конца, стучите во все двери и ничего не бойтесь. Это дети, за которых нужно бороться, пока они не ваши.
  3. Не бойтесь просить помощи. Обращайтесь к друзьям, в фонды, к другим приемным мамам. Хотите – ко мне приходите! Но не терпите, когда тяжело.
Помогаем сиротам

Помогаем
сиротам

Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
ПОДДЕРЖАТЬ КЛУБ ПРИЁМНЫХ СЕМЕЙ
MasterCard VISA МИР