+7 (495) 995-76-43
Русский English
ру | en

Мальчик с характером

Автор: Вестфалл Маргарита

Юля и Анатолий поженились 10 лет назад. Познакомились на тренинге личностного роста и больше не расставались. Разница в возрасте почти в 20 лет не мешает: «Я никогда не ощущала, что муж настолько старше меня. Нам интересно вместе, мы все решения принимаем вдвоем, с ним я счастлива».

Юлия – Монтессори-педагог, в прошлом интернет-маркетолог. «Я ушла из рекламы и получила образование в той сфере, которая всегда была мне близка. Теперь работаю в своем детском центре с командой единомышленников».

Пара хотела детей, и решился этот вопрос на 6-ом году брака.


С детства у меня была идея, что здорово иметь своего и приемного ребенка. Получилось двое приемных. На тот момент я вообще не разделяла детей на своих и чужих, ведь дети – не собственность, это, в первую очередь, личности. Помню, удивилась, как легко меня поддержал муж.


«В школу приемных родителей мы пошли вместе. В опеке, конечно, выслушала целую лекцию о том, что здоровых детей в детских домах нет, и вообще я не понимаю, на что себя обрекаю. Я правда не знала, но в опеке твердо сказала, что отговаривать меня не нужно. А для себя решила, что это такая проверка на прочность. Если бы меня было так легко отговорить, то, наверное, и правда не стоило в это дело ввязываться».

Маша и Андрей

Для Юлии было важно не оставлять работу, поэтому заключение получали на ребенка старше года, в идеале хотели брать одного или двух детей до 5 лет. Сбор документов занял около 9 месяцев. Опека выдала положительное заключение.

«Нам предложили познакомиться с мальчиком 2-х лет. Сказали только, что он устраивается с сестрой 16 лет. Мы поговорили с мужем и решили, что готовы знакомиться и что правильнее сначала увидеться со старшей девочкой. Поехали к Маше. Оказалось, что ей почти 17 лет. Она приняла нас хорошо, выглядела младше своих лет, волосы были покрашены в черный цвет, обычный такой подросток. К моменту нашей встречи она прожила в социальном центре 2 года. К счастью, попасть в настоящий детский дом она не успела. Маше повезло с педагогами: за время жизни в социальном центре ее многому научили, ведь до этого она практически всю жизнь вынуждена была заботиться о себе сама. 

Кроме того, педагоги учили ребят тому, что важно жить в семье. Красивая девочка – такое было первое впечатление».

Андрей родился дома. Еще до его рождения соседи писали жалобы в инстанции, но серьезное внимание социальная служба обратила на семью только с появлением младенца. Только что родившегося, его забрали в больницу, а Машу – в социально-реабилитационный центр. Биологическая мама имеет диагноз, в силу которого не может заботиться о детях, но она любит их, никакого насилия или агрессии с ее стороны не было. Машей в раннем детстве занималась бабушка, но после ее смерти присмотра за девочкой практически не было. В школе неухоженную девочку не любили ни одноклассники, ни учителя, поэтому ходила туда Маша нечасто, что сильно отразилось на успеваемости.


Я не знаю, как так получилось, что детей решили не разделять, ведь Маша видела Андрея всего пару раз. Ей дали подписать бумаги о том, что она против разделения, но я не уверена, что она полностью понимала, зачем это нужно. Если бы детей устраивали отдельно, мальчик мог бы оказаться в семье гораздо раньше.


«Но по той же самой причине мы обрели сына – оказалось, что немногие готовы взять в семью одновременно двух детей с такой большой разницей в возрасте. Однако сейчас я вижу, как важно для Маши наличие кровного брата – она любит его, очень хочет поддерживать с ним отношения.

Описывая Андрея, социальный педагог дома ребенка сказал, что это ребенок с характером. Приходя на занятия, он сначала посмотрит, подумает, делать или нет, и только потом присоединяется.

Для меня это было показателем наличия у него собственного мнения, а это важно, я бы даже сказала, удивительно, для ребенка из «системы». Прямо там, на одной единственной коротенькой встрече, надо принимать решение – наш или не наш. Как это делать – непонятно. Обняла и понюхала. Пахло хорошо. И снова я удивилась, когда «хорошо пахнет» оказалось достаточным аргументом для мужа. Он ребенка на руки не брал при первой встрече – мальчик и так был очевидно испуган.

Мы решили поближе познакомиться с Машей на зимних каникулах и забрали ее из социального центра. Для того, чтобы это произошло, опеки двух областей перед Новым Годом оперативно переделали все необходимые документы – заключение у нас было на двух маленьких детей, подростка в нашей семье мы никак не ожидали.

Каникулы с Машей прошли хорошо, и в конце января мы стали родителями двоих детей. Андрей боялся папу очень долго, говорил «дядя» и рыдал крокодиловыми слезами. С моих рук не слезал. У него не было никаких раскачиваний, спокойно спал, отлично ел. Я относилась к нему с нежностью, но ровно, была скорее воспитателем, педагогом, нежели мамой. Только года через полтора пришло то ощущение, что мой – особенный, самый лучший.

С Машей было непросто. Пожалуй, мне и сейчас нелегко. Она уехала от нас почти сразу после того, как ей исполнилось 18, но мы поддерживаем связь. Она прожила с нами всего 1,5 года, и теперь я понимаю, как это мало. Считаю, что за это время мы сделали все, что могли, чтобы показать образ жизни, отличный от того, что она видела раньше. Кажется, получилось – тем, как сейчас живет Маша, я горжусь.

Через полгода после того, как мы оформили опеку над детьми, Маша решила от нас уйти, это был, пожалуй, самый трудный момент. Хотя, даже убежав из дома, она старалась сделать так, чтобы я не волновалась – писала мне, где находится. В итоге, она оказалась в своем же социальном центре. Немного побыла там и вернулась обратно. Мы ужасно перенервничали тогда.

Маша очень любит маму, общалась с ней, живя у нас. В школе, в которую пошла учиться Маша после переезда к нам, девочка встретила хороших ребят и педагогов. Сейчас она уже окончила колледж.


Понимаю, что стать настоящими родителями для такой взрослой девочки невозможно, но, думаю, Маша ценит, что мы есть.


Андрей, на мой взгляд, сейчас похож на самого обыкновенного, балованного, единственного ребенка в семье. Догнал сверстников. Некоторые проблемы со здоровьем и нервной системой, конечно, есть, но кто сейчас абсолютно здоров? Сын находит общий язык со всеми, очень ценит друзей. То качество, о котором мне говорили в доме ребенка, осталось – зачастую ему надо подумать, прежде чем что-то сделать. Манеры и мимика у Андрея папины, у них совершенно особенные отношения, Андрюша папой восхищается. Только иногда его глаза вдруг становятся такими, какими я увидела их впервые – слишком серьезными и взрослыми.

За эти три года очень многое было мной переосмыслено, мы прошли огромный путь. Я уверенно могу сказать, что брать ребенка нужно тогда, когда у человека есть смысл своей собственной жизни. Только зная, чего хочешь сам, чувствуя и понимая себя, можно растить того, кто совсем еще ничего не знает об этом мире. 

Важно иметь принципы и ценности, иметь возможность самореализации. Тогда все получится».

Помогаем сиротам

Помогаем
сиротам

Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ Помогаем сиротам НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
Помочь детям
MasterCard VISA МИР