+7 (495) 995-76-43
Русский English
ру | en

«Я не держу зла, я просто выбрал не жалеть»: история выпускника детского дома

О своей жизни в кровной семье у Стаса осталось совсем немного воспоминаний. Ночные побеги из дома со старшим братом и девочкой-соседкой, прогулки по городу, родители, предпочитавшие алкоголь и шумные компании. Последнее – машина соцслужбы, в которой детей увозят из дома. Стасу 4, его брату 8, Стас горько плачет, его никто не пытается успокоить и что-то объяснить.

Стас – выпускник программы «Шанс» фонда «Арифметика добра». Его история – история жизни ребенка, который остался верен себе, удержался и не упал в пропасть, сумел попросить о помощи, а когда вырос, оказался таким смелым, что захотел рассказать о себе:


Это интервью – мой способ сказать спасибо «Арифметике добра» и попытка помочь тем, кто переживает похожие чувства


«Я был скромным ребенком, по интернатовским меркам «ударенный» на голову: хорошо общался с воспитателями, слушался, помогал всегда. Любил рисование, ходил на рукоделие, учился шить. С преподавателем вместе мы делали поделки, значки, фигурки из глины, кукол, и продавали на ярмарке. Можете себе представить, сколько поводов было надо мной смеяться.

Все шли на футбол, а я шить и лепить. На футбол я попробовал, мне не понравилось, совсем. Зачем делать то, что не получается и не доставляет удовольствия? Ради репутации? Не думаю, что даже ломай я себя и стоически стараясь, это бы что-то изменило. Нас было больше двухсот человек. Если бы я доказывал каждому, что я достоин быть с ними на равных, у меня бы вообще не было времени жить. Поэтому я сам себе говорил, что я не хуже, пытался. Меня 15 лет в этом старательно переубеждали.

Каждое воскресенье ко мне приезжал дедушка. Мы сидели с ним на диванчике и просто болтали. Это были лучшие часы за неделю. Дедушка любил меня так сильно и честно, что заряда этого искреннего тепла и принятия мне хватало на неделю. Все, что во мне есть хорошего – это от дедушки и от воспитателей.

Первые месяцы в интернате у меня были настоящие истерики. Я плакал, боялся всего и умолял позвать дедушку, говорил, что мне к нему нужно. Мне говорили, что дедушка забрать не может и вот прямо сейчас прийти тоже не может, но вот поспим, поедим, потом погуляем, еще поспим и придет. Постепенно я свыкся, а дедушка 10 лет приходил каждую неделю, потом уже меня стали отпускать к нему.

Брата я, можно сказать, потерял, он был совсем другой, мы никогда особо не ладили. В детском доме его поведение было слишком плохим. Побеги, кражи, драки. Его отправили в другой интернат, к детям с проблемами в поведении. Вернулся он примерно через три года. 

Потом опять пропал. Мне не известно, где он и что с ним сейчас. Знаю, что жизнь его складывалась по одному из самых плохих сценариев.

Друзей у меня не было, я не был изгоем в классическом смысле, просто считалось нормальным надо мной прикалываться, комментировать мою внешность, голос, жесты. Каждый день меня называли «девчонка», «слабак», и другие слова такого плана, постоянно дразнили толстым, может, потому что не был таким спортивным, подтянутым, худым, как другие мальчишки. Именно толстым я никогда не был. Но это приклеившееся ко мне определение, связанное с лишним весом, позже сыграло очень большую роль в моей уже студенческой жизни.


Иногда меня звали к телефону и говорили, что звонит мама. Первые несколько лет я радовался и шел.


Каждый раз разговор был абсолютно одинаковый: она спрашивала, чего мне хочется, чего мне купить, говорила, что обязательно купит, привезет и подарит, а потом найдет работу и заберет домой. Последнее время это был разговор-спектакль, я говорил свои реплики, она свои. Это были редкие звонки. Потом я перестал отвечать, а она звонить.

Для меня связь с кровными родственниками, попытки им помогать, стремление общаться, навязывание себя и бесконечное ожидание чего-то, чего они все равно дать как не могли, так и не смогут – лишняя трата времени и чувств. Я не держу зла, я просто выбрал не жалеть и не страдать об этих людях, по сути, мы просто чужие друг другу. Мама, брат, отец. Знаю, что мама недавно попала в места лишения свободы за убийство.

Самым близким человеком для меня была девочка-одногруппница в детском доме, она и сейчас мой самый близкий человек, я считаю ее сестрой. Дедушка, подруга ровесница и сотрудники детского дома составляли мой круг общения. Не так плохо, а потом прибавились книги, и стало еще лучше.

Когда мне было 11 лет, меня и еще двух девочек хотели забрать в приемную семью. Дедушка очень радовался, поддерживал это, он хотел, чтобы я жил в семье, я в общем-то тоже. Эта пара усыновителей, они оформили гостевой режим, забирали нас на выходные, каникулы весенние, в общем, я к ним уже привык, готовился. Потом на летние каникулы мы уезжали в разные лагеря, я вернулся после смены и узнал, что девочек забрали.


А от меня отказались, выкинули на помойку, так я для себя это назвал в тот момент. Было страшно обидно.


В городскую школу к «семейным» я пошел только в 10 классе, до этого учился при детском доме. Когда началась реформа и решили детей из детских домов «выводить в люди», у нас было так, что в городские школы шли только отличники, чтоб не стыдно было. А я был середнячок, вот к 10-му классу «дослужился».

Это была моя первая победа, которая случилась благодаря программе «Шанс». Для меня программа началась в 9-м классе, я получил репетитора по химии, обществознанию, русскому и математике. Все не было настолько плохо, но, разумеется, пробелы были такие, с которыми нормально экзамены не сдать. А экзамены – это будущее, это продолжение учебы.

Я волновался, как вся эта учеба будет онлайн, я стеснительный жутко. Стрессовал, когда знакомился с учителями. Но я хотел заниматься, знал, что мне это надо и вот пришли люди, которые готовы помогать. И так легко пошло, это не просто репетиторы, это люди, которые понимают, с кем имеют дело. Не давят, не удивляются тому, что не знаешь очевидного и поддерживают так, как меня за всю жизнь не поддерживали – я поверил, что им не все равно.


И им было не все равно, каждому, кто все это координировал, осуществлял, было важно, как я, Стас из Сыктывкара, мальчик-сирота, сдам экзамены в 9-м классе.


Крутое чувство, я за него так благодарен.

А потом меня пригласили в Кампус от «Арифметики добра», это такой тренинг-лагерь в Подмосковье на 10 дней. И вот это был прорыв, подарок, осознание и такой опыт, не просто бесценный, а жизненно необходимый мне.

Впервые в жизни именно в Кампусе «Шанса» я ложился спать и понимал – этот день прошел не зря. Программа была с 8 утра до 23 часов, нагруженная, напряженная, но какая же важная. Я за все свои лагерные выезды на 20-30 дней с детским домом так не успевал ни с кем сблизиться, как в Кампусе за 10 дней, что плакать хочется, когда расстаешься, такие все родные.

После школы я поступил в Сыктывкарский государственный педагогический университет на факультет химии и биологии, сейчас на 4-м курсе. Живу в общежитии, сдаю сессии. Не знаю точно, чего хочу от жизни и получится ли работать учителем. Так же люблю читать, так же мало с кем общаюсь.

3 года назад умер мой дедушка, и эта трагедия практически стоила мне самому жизни. Я остался один и вся боль, обиды, потери, комплексы, моя неуверенность в себе – все вырвалось наружу. Я просто встал утром и решил, что разрешаю себе пить воду, кофе и иногда бульон. Я не знал, как просить о помощи, не знал, что делать и думал, что наказывая себя, уменьшаю боль потери. Мой вес был 47 кг при росте 180 см.


То, что со мной случилось, называется расстройство пищевого поведения. И это болезнь. Это не «хватит страдать ерундой, просто ешь».


Я решился рассказать об этом, чтобы ребята, ненавидящие свое отражение в зеркале, не верящие здоровой и объективной оценке окружающих относительно их веса, уверенные, что это очередная шутка, издевка и наоборот, нужно худеть дальше – знали, нас много, так бывает, об этом нужно говорить и сейчас вы не верите, но уже совсем скоро узнаете, что выглядите вообще не хуже других.


Благодаря желанию учиться, помощи репетиторов и поддержке доноров фонда Стас – студент университета. Мы хотим сказать спасибо каждому, кто помогает нашим подопечным не потеряться в жизни.

Делая благотворительное пожертвование, вы дарите детям шанс на благополучное будущее.


ПОМОГАЕМ СИРОТАМ

ПОМОГАЕМ СИРОТАМ

ПОМОГАЕМ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ ПОМОГАЕМ СИРОТАМ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ
Помочь детям