«Когда я родилась, все было хорошо», – так начинает свой рассказ Кристина. Мама, папа, дом в Ростовской области. Счастливое детство продлилось год, папа Юра исчез, оставив маму одну с дочкой на руках. У Людмилы не было российского гражданства, она приехала из Украины. Отец в свидетельстве о рождении дочки вписан не был.

«Почти сразу мама познакомилась с отчимом. Думаю, тогда все и началось. Он был нехорошим человеком. Мама забеременела, и когда мне было 2 года, родился Никита. Мама узнала, что отчим сидел до их знакомства в тюрьме, не один раз. За кражи, сроки были небольшие».

Кристина и Никита

Денег в семье не было, мама очень быстро стала выпивать, в доме собирались шумные компании. Дети были предоставлены сами себе. В садик Кристину не отдали – у девочки не было российского гражданства, и документами никто не занимался.

«Когда мы были совсем маленькие, мне 3, Никите годик, к нам приезжала бабушка, мама отчима. Она ругалась на родителей, говорила, что о нас нужно заботиться, убиралась в доме. Это было нечасто, надолго родителей не хватало. Нас никогда не обижали, на нас просто никто не обращал внимания. Еду родители воровали, в магазинах, палатках. Что-то приносили соседи. А когда мне было 6 лет, а Никите 4, приехала бабушка, посмотрела, как мы живем, и забрала его к себе.

Меня она оставила, я была ей неродная. Мама оформила на нее доверенность, и больше она нас не проверяла.

Я пошла в школу на год позже, думаю, меня просто забыли туда отдать. Все вокруг знали, как я живу. В смысле, что у меня пьют родители. Учительница в начальной школе, Наталья Николаевна, меня жалела, она меня спрашивала: «Только скажи, если ты с мамой жить не хочешь, давай я тебя заберу у них», но я всегда отказывалась. Я не могла уйти от мамы.

Я много плакала, с мамой у нас были такие разговоры:

– Мама, давай с ним не жить.
– Нет, не говори так. Я его выбрала.
– Ты из-за него пьешь.
– Я не буду, дочка, не буду. Как я виновата, что такая жизнь у тебя.

И все снова начиналось. В школе все тоже знали, и мальчики, и девочки. Но со мной хорошо общались, звали в гости. Я ночевала у подруг, их родители тоже меня спрашивали: «А чего ты от них не уйдешь?», а как я уйду, мне 8-9 лет. Дома даже не замечали, если меня не было, правда. Я не могла им сказать, что отчим маму начал бить, нужно было за нее заступаться. Я сильно кричала на него: «Оставь маму!», однажды он меня рукой откинул, очень сильно.

Когда мне исполнилось 11 лет, я перестала ходить в школу. Мне было не в чем ходить, не было даже обуви. Портфеля, тетрадок. 6 и 7 класс, получается, я не училась, два года пропустила. Мама мне сказала: «Будешь сидеть дома». Я выходила вечером, ночью.

Приезжали из опеки, но им просто не открывали дверь, и никто меня не искал. А потом отчим сел в тюрьму. Он ограбил дом, и его арестовали. Тогда приехала полиция и органы опеки, и меня забрали в приют. Я плакала, кричала, что хочу быть с мамой. А они говорили, что мама восстановится (*в правах), что это ненадолго. Мама тоже плакала и говорила, что заберет меня».

Кристина была в приюте 4 месяца, с телефона воспитателей она звонила матери и ждала, когда та сможет забрать ее домой. А потом услышала разговор воспитателей и узнала, что органы опеки выходят в суд с лишением прав матери.

«Этой ночью я сбежала из приюта. Охранников отвлекли и я перелезла через забор. Я шла пешком 4 часа, шла по дороге, по полю. В машины боялась садиться. Потом два дня скрывалась, но меня, конечно, нашли и словили. Спрашивали все время: «Что ты сбежала, зачем?». Я им говорила, что буду сбегать снова и снова. А мама нашла нового мужчину, сильно старше ее, и меня вернули ей из приюта. Мы снова жили вместе. Его звали Николай. Почти сразу как я вернулась к матери, соседи рассказали мне, что он отсидел 22 года за жестокое убийство женщины, с которой жил. Я так сильно плакала, побежала к маме, сказала ей. А она ответила, что знает. Он сильно напивался и превращался в зверя, избивал маму. Я постоянно боялась, что он ее убьет. Как-то я крикнула ему, что он убийца. После побоев он извинялся, но потом все повторялось.

А потом приехала полиция, и его арестовали, оказалось, что он совершил грабеж. Мама плакала несколько дней, а я радовалась. И тут мама пропала, она сказала, что если не вернется, я должна пойти в полицию и мне все объяснят. Прошло 2 дня, и я решилась. В полиции мне сказали, что маму осудили тоже. Я узнала, что она тоже участвовала в грабеже и ей дали 5 лет. Что она уже не выйдет, ее отправят в Новочеркасск и оттуда в Краснодар.

Меня уже из полиции не выпустили, привезли Никиту. Мне 15, ему 13, и нас обоих отправили в центр помощи детям города Азов. Вот так мы снова оказались вместе. Спустя 9 лет».

Кристина живет в центре 1,5 года, почти сразу она попала в программу «Шанс» и стала заниматься с репетиторами онлайн. За это время ребенок, который практически не учился, имел огромные пробелы в учебе, доказал, что подход можно найти к каждому и объяснить материал можно любому. Кристина учится в 9-м классе на 4,5 и имеет всего две тройки, по химии и алгебре. Английский, изучение которого было начато почти с нуля, сейчас идет на твердую пятерку.

«Я сама себе поставила цель: не хочу себе жизни, как у моей мамы. Нужно учиться. И я взялась за дело. Такие хорошие у меня учителя, очень с ними повезло. Конечно, сначала было сложно, из-за режима. Я кричала: «Не надо мной командовать!», а мне спокойно говорили: «Поговори с другими ребятами». И все мне отвечали, что были такие же, но это пройдет.

У меня есть все шансы попасть в 10-11 класс, поступить в вуз, стать человеком, которым можно гордиться. Я верю, что у меня все будет хорошо. Мы с Никитой подали заявление с просьбой лишить нашу маму родительских прав, это даст нам возможность получить гражданство, нормальные документы. Она сказала, что если мы не передумаем, она нас больше не знает.

У меня нет обиды на нее, она просто не думала. Не злюсь больше, раньше много злилась. А потом подумала, что это жизнь так распорядилась.

Но моя жизнь может быть другой, и это зависит от меня, главное, что есть рядом взрослые, которым не все равно, которые направляют и помогают.

Я участвую в психологических тренингах «Арифметики добра», готовлюсь к выпуску из центра помощи детям, смотрю в будущее, расстаюсь со своими страхами. Самое сложное это любить себя и верить в себя. Этому нас и учат. Потому что всех этому учат в семье, а мы это пропустили в детстве».

Большая часть детей в детских домах – подростки. Дети, которые скоро должны будут жить во взрослом мире. Наша цель – помочь им сейчас как можно лучше подготовиться к взрослению и поступить в вуз или колледж после школы, чтобы иметь профессию.

*Собранные средства пойдут на оплату уроков для Кристины и других детей из её детского дома